Зловещий восьмой: «Дагдизель»

Мы продолжаем тему «заброшек» и сегодня у нас по плану восьмой цех завода «Дагдизель», тот самый, что по «колено» застрял в водах Каспийского моря (примерно в трёх километрах от береговой линии). Восьмой цех – это заброшенная станция, где некогда испытывали какое-то морское оружие.

В далёком тысяча девятьсот тридцать девятом году восьмой цех был введён в эксплуатацию, но уже в конце шестидесятых им перестали пользоваться. Начиная с шестьдесят шестого года (если быть точным) прошлого столетия, бетонная глыба медленно, но верно разрушается от, вполне себе, ласковых прикосновений волн Каспия.

Инициатором данного строительства (в далёком тридцать четвёртом) выступил сам Орджоникидзе. Как только сооружение было введено в эксплуатацию, его деятельность тут же засекретили. Закономерно может возникнуть вопрос: для чего цех построили непосредственно в воде? Всё просто: продукция, которую цех выпускал, тут же испытывалась. Это были мины и торпеды, столь нужные и важные для молодого советского государства.

Стоит сказать, что восьмой цех завода «Дагдизель» имеет не только надводную часть, но ещё и подводную, точнее сказать: подземную. Её называли «Массивом», что вполне закономерно, ведь площадь котлована, специально вырытого для этого помещения равна пятистам тридцати тысячам кубометров. Общая же площадь восьмого цеха составляет примерно пять тысяч квадратных метров. Впечатляет и толщина стен, в большинстве своём она составляет порядка полутора метров. Вышка, что видна издалека, возвышается над уровнем моря на целых сорок два метра.

В старые времена, когда тут кипели работы, цех обслуживали не только огромное количество сотрудников, но и два специально построенных мола, соединённых между собой пристанью. Тут же поблизости находился судоремонтный цех. О рабочих государство заботилось по настоящему, совсем не то, что теперь. В восьмом цехе имелись не только столовка и комнаты для комфортабельного проживания персонала, но ещё и спортивный зал (тут можно было не просто позаниматься с гирями, но и поиграть в баскетбол или волейбол), а также библиотека. Полы в восьмом цехе были покрыты паркетом (!), данный факт официально задокументирован. Из-за того, что Каспий частиком бывал и бывает неспокоен, рабочие нередко после окончания смены не могли покинуть цех, именно на эти случаи и были придуманы все удобства.  Сама конструкция цеха высотой примерно с девятиэтажную, так вот, чтобы персонал не особо утомлялся, внутри размещался лифт.

Год девятьсот сорок второй ознаменовался наступлением немецких войск по всем фронтам. Как только линия фронта стала подходить к Каспию, было принято решение производство торпед перенести в Казахстан, а восьмой цех временно заморозить.

Как только над Рейхстагом взметнулся красный флаг Победы, завод «Дагдизель», в остове которого находился восьмой цех, заработал на полную мощность. Существует один очень интересный факт: на территории поверженной Германии во время войны точно также, как и в СССР производились торпеды и мины и немецкий завод по их производству очень сильно (визуально) напоминал наш восьмой цех завода «Дагдизель».

Можно сказать, что эти два цеха были словно близнецы-братья. Правда, не стоит верить в случайное сходство. В то время разведка обеих стран работала более чем хорошо. Не удивительно, что ровно через пять лет после того, как наш восьмой цех был построен, точно также же цех появился в Германии.

В пользу того, что немецкая разведка прекрасно поработала, говорит следующий факт. Во время войны, когда немцы буквально изо всех сил рвались к бакинской нефти, на Кавказ и в Махачкалу, они были остановлены у ворот Грозного. У них была возможность наносить авиаудары на жилые города и посёлки, однако, их внимание было приковано именно к восьмому цеху, который бомбился нещадно.

Однако время шло, появились новые требования. Теперь, чтобы оружие было современным и отвечало необходимым запросам, потребовалась большая глубина для испытания торпед. Таким образом, к концу шестидесятых стало очевидно, что в восьмом цехе отпала всякая надобность. Строение было неспособно и дальше удовлетворять текущие потребности.  Как только было принято решение о закрытии цеха, всё ценное оборудование было тут же демонтировано.

Но и сегодня о славном прошлом мы помним, сам цех, по прежнему стоящий в воде, словно грозный страж, не даёт нам возможности всё забыть. Некоторые данное строение называют российским фортом «Боярд». Возможно, когда-то его демонтируют, а быть может, время и ласковые волны сделают свою работу, ещё каких-нибудь сто лет и ничего о восьмом цехе наших потомкам уже не напомнит.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.